Loading...
Вы здесь:  КиноМашки  >  Аналитика  >  Current Article

Шумим, братцы, шумим

    Print       Email

Прошедшая неделя ознаменовалась очередным этапом военных действий в борьбе за власть в Союзе кинематографистов. Стороны обменялись публичными посланиями, правление Хуциева созвало пленум. И пока американские коллеги готовились к тому чтобы продемонстрировать миру свою сплоченность во дни кризиса, признаваясь друг другу в любви и уважении на «Оскаре», российские кинематографисты продолжали раскачивать утлую лодку загибающейся индустрии, обмениваясь зуботычинами.

В ответ на челобитную Президенту, подписанную представителями яростной оппозиции Михалкова, с открытым письмом в защиту опального лидера на страницах «МК» выступил драматург Эдуард Володарский. В частности, в своем письме Володарский весьма подробно затронул любимую тему противников Михалкова – «разбазаривание собственности Союза»:

«Вовсе не Михалков растратил, растащил, раскрал действительно немалые ценности нашего союза, а сделали это наши же товарищи-свободолюбцы первого призыва во власть, а потом и второго. Погуляли от души! Поездки, презентации, “наведение мостов с цивилизованным Западом”, и потому — опять поездки, житье в дорогущих отелях (а как же, мы ведь не можем выглядеть жалкими просителями, хотя именно таковыми и являлись с точки зрения наших трезвомыслящих и прагматичных западных коллег) привели к тому, что наши товарищи быстренько разделались с огромными деньгами, которые были у союза, и с собственностью.
Не хотелось бы бросать камни в людей, которых нет, но все-таки и разобраться с тем, что и как происходило, очень и очень не вредно. Так что, когда к Михалкову кинулись с воплями и отчаянием — “приходи и володей нами”, человека пригласили почти в прямом смысле на пепелище. Призвали-пригласили и сели ждать чуда — совсем как в детской известной песенке: “Прилетит к нам волшебник в голубом вертолете и бесплатно покажет кино…” Ждали, что все станет, “как при бабушке” (надеюсь, помните, чьи это слова?), появятся деньги, а главное — главное! — Михалков вернет нам наш киноцентр, который был источником больших доходов. Ну, как же! У него такие связи наверху (теперь эти “верховные” связи присовокупляются к многочисленным грехам Михалкова). Стоит ему там поговорить — и все будет в лучшем виде!
Не сделал, не смог! Вернее, сделал то, что смог, а смог он ни много ни мало заставить владельцев заплатить 6 млн. долларов за 32% площадей, принадлежавших СК, причем большинство этих площадей составляли коридоры и лестницы, остальное уже было захвачено новыми владельцами. И, что самое отвратительное, многие из тех людей, которые сейчас обвиняют Михалкова, — именно они тогда выступали против Михалкова и против Союза кинематографистов России, именно они свидетельствовали в судах (а было их более тридцати!), писали статьи и выступали на разных собраниях. Это ли не предательство?!
Бесстыжими глазами смотрели украинские, азербайджанские, прибалтийские, грузинские… кинематографисты из других республик и заявляли: Московский киноцентр — это общее достояние. А вот киноцентр, например, в Киеве — он только украинский. И киноцентры в других республиках — это только их. Мое — мое, и твое — мое. Логика холуев-нахлебников. И почему-то до сих пор Конфедерация союзов кинематографистов (почему-то штаб-квартира этой организации находится в Москве, хотя Российский союз давно из нее вышел) просит деньги на свои мероприятия у Департамента по кинематографии Министерства культуры России. И там почему-то эти деньги дают.
Михалков сделал все что смог — расплатился с долгами союза, устроил сначала сносную, а потом и приличную жизнь нашим ветеранам. Вернул Московский фестиваль в класс “А”, хотя это стоило неимоверных усилий, основал вместе с Виктором Вексельбергом фонд “Урга — территория любви” — опять-таки для помощи нуждающимся в лечении членам союза. Достаточно только сказать, что на нынешний день профинансировано более пятнадцати операций, стоимость каждой из которых превышает сумму в 25 тысяч долларов. Оказывается помощь в приобретении дорогих лекарств, предоставляются бесплатные путевки в дорогие санатории и лечебницы. И работа этого фонда только набирает силу. Я вижу неистребимую зависть. Как говорил Бальзак: “Завистники умрут, но зависть будет жить века…”»
Тем временем оргсекретарь Союза Михаил Калинин, дабы прояснить сложившуюся ситуацию, обратился за консультацией к известному юристу Павлу Астахову. На вопрос, кто на данный момент является законным руководителем Союза кинематографистов, Астахов ответил: «Руководителем СК России является Михалков Никита Сергеевич, полномочия которого истекли по времени, но передать свои права вновь избранному председателю не представляется возможным, так как права Хуциева М.М. не вступили в законную силу (отказ Минюста в регистрации)». А на вопрос о том, какое Правление Союза – прежнего созыва или нынешнее – является действительным, Астахов прокомментировал: «Полномочия правления прошлого созыва истекли по сроку давности, а правления нового созыва — не вступили в законную силу. Таким образом, в данный момент времени ни одно из правлений недействительно».
Однако, сей юридический факт очевидно мало интересовал членов нового правления, собравшихся в конференц-зале Дома кино в минувшую среду. Провалы в организации у зубастых оппозиционеров Михалкова стали очевидны с самого начала. Вместо 11 собрание началось в 12.20, что свидетельствовало о необремененности членов правления большим количеством работы – в противном случае занятые по горло специалисты не могли бы себе позволить потратить впустую полтора часа драгоценно времени. Затем в течение 40 минут правление утверждало повестку дня. И не взирая на то, что основная тема встречи была очевидной, вопросу предстоящего съезда Михалкова, завуалированного кодовой формулировкой «о положении дел, сложившемся в Союзе кинематографистов» был присужден 3-й номер. Далее на протяжении 3,5 часов правление жарко обсуждало предложения по составу нового секритариата. Прежде, правда, была предпринята попытка поговорить о кризисе в производстве. Но ввиду отсутствия компетентных производственников, владеющих вопросом, тему решили не развивать, остановившись на том, что в последствии будет создана комиссия по выходу из кризиса. Примечательно, что на пленуме не присутствовали представители так называемой «группы молодых», принятой в Союз постановлением вновь избранного правления. Хотя именно «приток свежей крови» в лице 65 членов «списка Яцуры» новая власть позиционировала одним из своих главных достижений.
В отсутствие «молодежного звена» выборы в секритариат напоминали классические партсобрания из хрестоматийных советских фильмов. Выдвижения кандидатур попахивали кумовством и былыми заслугами. Ввиду низкой организации собрания и тенденции отклоняться от темы, вдаваясь в пространные рассуждения о судьбах Родины, секритариат с горем пополам был сформирован в четвертом часу дня. В него вошли президенты гильдий, руководители региональных отделений, представители СК различных  профессий, среди которых: режиссеры Юрий Кара, Гарри Бардин, Александр Митта, Елена Циплакова, Николай Досталь, драматурги Рустам Ибрагимбеков и Валентин Черных, кинокритики Андрей Плахов, Даниил Дондурей и яростный противник Михалкова Юрий Богомолов, который на протяжении пленума неоднократно выступал с репликами в адрес Никиты Сергеевича, называя его «занозой», «пупом земли» и «шулером с краплеными картами». Валентин Черных в течение обсуждения предложил в секритариат кандидатуру Никиты Михалкова, мотивировав это тем что «от него будет больше пользы, нежели вреда», и тут же был освистан собратьями, которые сочли предложение «плохой шуткой» и «издевательством», однако для верности кандидатуру Михалкова проголосовали персонально. Прочие были избраны списком. На заключительном этапе выборов актер Борис Токарев предложил избрать в секритариат популярных артистов Константина Хабенского и Игоря Петренко. Члены правления с энтузиазмом восприняли предложение, тут же определив медийным артистам роли просителей в хождениях по инстанциям. Однако, участники собрания не удосужились поинтересоваться мнением господ Хабенского и Петренко, согласны ли они,  принимать участие в работе секритариата, да еще и в таком сомнительном амплуа.
Исчерпав все возможные темы для обсуждения, собравшиеся таки перешли к вопросу «о положении дел в СК РФ». Мнения о том нужно ли «ходить на съезд» разделились. Каждый пытался продемонстрировать свое знание логики Михалкова и стремление «переиграть его в шахматы». Гроссмейстеры просчитывали варианты. Одни утверждали, что надо пойти именно потому, что Михалков надеется на то, что не будет кворума, дабы провалить съезд и уничтожить Союз. Другие утверждали, что ходить не надо, чтобы помешать Михалкову его провести и таким образом показать отношение членов Союза к организатору съезда (видимо боясь того, что кворум будет и Михалков таки может победить). Кто-то предлагал пойти на съезд, чтобы изнутри разрушить замысел Михалкова и обернуть его сторонников против него же. В результате приняли решение на съезд, созываемый Михалковым не ходить, и по возможности сагитировать остальных членов Союза сделать то же самое. Кроме того, юрист, выступающий на текущем судебном процессе  на стороне Хуциева и его сторонников, заверил собравшихся в том, что легитимность съезда Михалкова можно будет оспорить в суде, что в свою очередь красноречиво свидетельствовало о том, что Хуциев и его сторонники живыми сдаваться не намерены и будут биться до последнего.
Первый секретарь вновь избранного Правления, режиссер Дмитрий Месхиев, высказал свое не желание участвовать в дальнейших боевых действиях. Исполненный готовности работать на благо Союза, Месхиев призвал собравшихся к поиску конструктивных решений для совместной работы, но тратить силы на борьбу с коллегами глава СК Санкт-Петербурга счел для себя неприемлемым.
Тем временем лидеры оппозиции полны решимости «замочить Михалкова» любой ценой. Не внимая гласу разума и не желая искать компромиссных решений, противники Михалкова намерены провести референдум, целью которого будет выявление общих настроений среди рядовых членов Союза. Повстанцы убеждены в том, что большая часть Союза выкажет негативное отношение к Михалкову и тогда эти бюллетени станут хорошим аргументом на гипотетической аудиенции с Президентом. Интересно, а если весомая часть симпатий рядовых членов СК окажется на стороне Михалкова, чем тогда намерены вооружиться в качестве неоспоримых аргументов «несогласные», представ пред государевы очи, остается загадкой.
Как бы то ни было, но время неумолимо близится к отметке 1 апреля. И если до этого срока не будут устранены проблемы, мешающие Минюсту зарегистрировать новый руководящий орган СК, деятельность организации будет приостановлена. Единственным сложившимся в данной ситуации разумным решением может быть проведение чрезвычайного съезда с избранием нового председателя. В противном случае, бесконечные судебные тяжбы, осуществляемые к тому же на деньги самих фигурантов, могут привести к катастрофе. Так или иначе, но многие рядовые члены СК уже готовы к тому, что организация прекратит свое существование, расколовшись на несколько ячеек «по интересам». О консолидации профессионалов в сложившейся ситуации видимо придется забыть навсегда.

Мария Безрук

    Print       Email
  • Наши опросы

    Ваше мнение о "Цитадели" Никиты Михалкова

    Посмотреть результаты

    Загрузка ... Загрузка ...

    Как вы оцениваете результаты года для русского кино?

    Посмотреть результаты

    Загрузка ... Загрузка ...

    Какая программа 32-го ММКФ вам понравилась больше всех?

    Посмотреть результаты

    Загрузка ... Загрузка ...

    Какой фильм конкурсной программы фестиваля "Кинотавр" вы считаете лучшим?

    Посмотреть результаты

    Загрузка ... Загрузка ...

    Каково ваше мнение в отношении раскола в Союзе кинематографистов

    Посмотреть результаты

    Загрузка ... Загрузка ...