Loading...
Вы здесь:  КиноМашки  >  Аналитика  >  Current Article

Григорий Ивлиев: борьба с пиратством – это вопрос изменения правоприменительной практики

    Print       Email

Председатель Комитета Государственной Думы по культуре Григорий Ивлиев – «наш человек в Гаване» от кинематографического цеха. Будучи правоведом, Ивлиев выступает в парламенте одним из основных лоббистов от киноиндустрии. Одна из последних побед Комитета – принятие Госдумой Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственной поддержке кинематографии Российской Федерации», призванного защитить интересы российского кинопроизводителя. На следующий день после рождения нового закона, ваш корреспондент  отправился в Госдуму, дабы из первых рук узнать о том, чем именно этот закон поможет русскому кино.

— Григорий Петрович, одно из главных достижений нового закона – введение автоматизированной системы единого электронного билета, о которой так долго мечтал весь продюсерский цех. Расскажите о том, каким образом этот закон будет применен на практике?
— Закон о введении автоматизированной системы учета продажи кинобилета подписан Президентом и стал действующим. В полном объеме он вступает в силу с 1 мая текущего года. До этого момента будут решаться организационно-технические проблемы и приниматься правовые подзаконные акты, чтобы закон нормально функционировал. Сейчас нам важно провести конкурс, чтобы определить, какая организация будет заниматься сбором данных со всей страны. Это может быть как государственная организация, так и частная структура. Будет выбрана та компания, которая предложит лучшие условия для организационно-технического обеспечения  этой системы. Мы надеемся, что благодаря ей рынок приобретет прозрачность. Средства, выручаемые от продажи билетов, будут в большем объеме доходить до авторов. Это наша принципиальная задача.  Закон создан в первую очередь в интересах творческих работников сферы кинематографа. Защита прав творцов получила надежную правовую основу. Это не означает, что данная система безоблачна. Но, мы надеемся, что вырученные средства, которых так не хватает кинематографу, будут вкладываться в производство новых фильмов, создадут основу для капитализации кинокомпаний и помогут оплачивать труд кинематографистов на должном уровне. Наш кинематограф конкурирует в первую очередь с мировым продуктом, создающимся транснациональными мировыми компаниями. И это предъявляет к национальному фильму очень высокие требования. А потому государственная поддержка национальному кино так нужна особенно сегодня.

— А Вы убеждены, что сегодня государственная поддержка нужна кинематографистам именно в том виде, в котором она предлагается госсоветом по кино? Разделяете ли вы мнение Никиты Михалкова и Владимира Путина, что поддерживать надо компании, а не проекты? И не было ли бы более разумным вместо господдержки в виде денег, которых на всех не хватит никогда, предложить различные льготы для потенциальных инвесторов, чтобы частному капиталу было выгодно вкладывать деньги в кинопроизводство? Например, дать законную возможность банкам кредитовать производителей под права на картину.
— Мы долго обсуждали, в том числе и на парламентских слушаниях, вопрос о субсидировании процентной ставки. При субсидировании процентной ставки для производства кино вполне возможно создание продукта, который будет окупаемым. Это может вызвать заинтересованность у банков вкладывать средства в кинопроизводство. К тому же, для банков, которые будут вкладывать средства в кинопроизводство – это дополнительный контроль. Конечно, нам надо еще работать над созданием налоговых, компенсационных, кредитных схем, которые бы привлекали инвестиции в кино. Но такой многогранной проработанной схемы ни у финансовых органов, ни у самих кинематографистов нет. Пока не придумана схема, которая гарантировала бы, что это будет вложение в кинопроизводство, а не инвестиционная дыра, в которой будут отмываться средства. Тем не менее, определенная работа в этом направлении ведется. В новом Законе мы расширили понятие национального фильма – и, не случайно, ведь национальный фильм – это уже существенная бюджетная поддержка льгот. Люди, которые создают национальный фильм, освобождаются от уплаты НДС. Причем освобождаются все работы по созданию, прокату, показу этого фильма. Просто к этой льготе кинематографисты уже попривыкли, не замечают ее, и справедливо говорят о том, что этого не достаточно. Также в новом Законе мы расширили возможности вложения иностранных инвесторов в создание российского национального фильма. И если раньше это была квота в 30%, то теперь она увеличена до 50%. Мы надеемся, что тем самым создали более удобные условия для кинопродукции, особенно с государствами – членами СНГ.

— Всех кинематографистов, безусловно интересует, как именно в соответствие с новыми правилами будет оказываться государственная поддержка кинопроизводства?
— Второе направление изменений в законодательстве должно обеспечить создание эффективной системы субсидирования кинопроизводства со стороны государства. Мы переходим от распределения бюджетных средств посредством конкурса к субсидированию не только  проектов, но и успешно работающих кинопроизводителей. И это очень важно. Потому что предыдущая система была неэффективна. Деньги распределялись, а фильмы создавались разные, порой очень низкого качества. Как индустрия, отрасль кино в этой схеме никак не развивалась. И нам было важно создать систему, которая была бы направлена на формирование именно индустриальной отрасли. Именно поэтому система субсидирования гораздо эффективнее невозвратного распределения. То, что Правительством принято  решение о создании Федерального фонда социальной и экономической поддержки отечественной кинематографии и придания ему продюсерских функций – это тоже правильно. Средства от Министерства культуры будут переходить в понятную всем структуру, которая в свою очередь будет принимать точечные решения. Долгие годы мы были озабочены прозрачностью распределения государственных средств на кинопроизводство. Мы надеемся, что система финансирования картин в новом формате сделает этот процесс более контролируемым со стороны общественности. Люди будут знать, как распределены средства, выделенные государством на производство кино. Это создание гласной системы распределения средств, прозрачной процедуры отчета, что для нас чрезвычайно важно. Кроме того, эта система субсидирования более гибкая. В годовом режиме фильмы не снимаются, потому нужны бюджеты на несколько лет вперед. Очень важно, что мы создаем самостоятельную структуру, не связанную рамками деятельности министерства. Вы правы, нужно вовлекать инвестиции. И если бы мы оставили распределение средств через  министерство, оно естественно никаких инвестиций не привлекло бы, в том числе и банковских. Поэтому создание такого фонда необходимо, чтобы преодолеть разрыв между средствами, возможностями и идеями. На данном этапе нам очень важна критика и предложения, которые высказывались кинематографистами по этому вопросу.

— Возвращаясь к вопросу введения электронной системы единого контроля по продаже билетов. Владельцы кинотеатров озабочены тем, будут ли выделены государственные средства на оснащение кинотеатра необходимым оборудованием и оплату его администрирования, или же эти траты лягут на их плечи?
— Определенные средства на введение этой системы необходимы. И на саму систему государство выделяет средства из федерального бюджета – около семи миллионов рублей. Это необходимо для создания самого программного продукта и функционирования той компании, которая будет эксплуатировать систему. Мы прорабатывали на комитете детальный вопрос о расходах, которые могут понести в данном случае кинотеатры. Они есть. Прежде всего — это программный продукт, который должен быть установлен. По разным оценкам его стоимость может составить от 17 до 30 тысяч рублей. Кроме программного продукта необходимо обычное оборудование, которое используется в любой организации – принтеры, компьютеры – то, что уже есть в каждом кинотеатре. Самая большая статья расходов – принтер, печатающий картонные билетики. Это самое дорогое оборудование. Во всех сетевых кинотеатрах такие принтеры есть. Большая проблема возникает для муниципальных кинотеатров, и нагрузка на муниципальный бюджет в этом смысле в какой-то степени вырастет. Мы долго обсуждали вопрос – как освободить муниципальные кинотеатры от введения этой системы, но не нашли механизма, который помог бы все это разделять. Благодаря введению этой системы, по предварительным оценкам сборы должны возрасти на 25%.

— Мы будем  использовать мировой опыт в этом вопросе, или будем изобретать велосипед, тратя излишние средства на собственные разработки?
— Министерством культуры будет проведен свободный конкурс, в котором будут представлены и иностранные информационные системы, и наши разработки.

— Предусматривает ли новый закон ужесточение мер по борьбе с пиратством?
— Меры по борьбе с пиратством – прерогатива других отраслей законодательства – гражданского, уголовного, административного, но принятая в Законе система единого кинобилета направлена на прозрачность использования произведений. Однако борьба с пиратством особенно в интернете — всеобъемлющая и эффективная – вопрос нынешней повестки дня. Его нужно обсуждать и готовить новый законопроект. Над этим проектом работает и гильдия продюсеров и государственные органы, его нужно создать с учётом уже имеющегося международного опыта.

— Какие вы, как юрист, видите реальные пути решения проблемы, учитывая то, что все мы знаем, кто «крышует» заводы по производству контрафактной видеопродукции?
— Борьба с пиратскими DVD – это вопрос изменения правоприменительной практики. Мы надеемся, что нам удастся провести большую встречу деятелей культуры и руководителей правоохранительных органов, посвященную этой проблеме. Что касается пиратства в Интернете – этот вопрос гораздо сложнее и решения другие. Для того чтобы бороться с Интернет-пиратством, нужно понять, кто должен за это отвечать. Если это ответственность провайдера — на сколько целесообразно вводить ее сейчас, когда наши Интернет-сети еще не так эффективны, как мы хотели бы. Для нас важно найти как технологическое решение, которое не препятствовало бы развитию этих самых сетей, так и юридическое, то есть определить, кто должен быть ответственным в этом вопросе. Конечно, провайдер первый, кого мы видим в этой цепочке. Но,  очевидно, нам нужно много сделать для того, чтобы преодолеть это легкое отношение к пиратству со стороны самих пользователей. Просто нет еще понимания в обществе, что человек, который использует пиратский диск или скачивает фильм из Интернета — просто крадет чужой труд.  Он разрушает систему творческого труда, поскольку автор, не получающий достойное вознаграждение, не может дальше работать.

— Но это взывание к совести потребителя в нашем российском обществе – «разговор в пользу бедных». Может быть, стоит пойти по пути западного общества, где единственным методом воздействия на сознание граждан является закон и его эффективное применение?
— А как Вы думаете, какая часть  общества использует пиратские диски?

— Полагаю, процентов 80.
— Ну, вы же понимаете, что 20% добропорядочных граждан не могут привлечь к ответственности остальные 80%. Поэтому, прежде всего, нужно урегулировать эту ситуацию, чтобы не ставить значительное число людей в положение преступников, в ситуацию, когда аморальность этого поведения вроде бы как очевидна, но при этом не вызывает морального осуждения со стороны общества. Мы должны как раз делать призывы, как вы говорите, в пользу бедных авторов и объяснять гражданам, что воровать не хорошо. В этом вопросе важна и экономика, и технология. Есть технологические приемы, которые сразу уменьшают возможность пиратства. Например, если официально продавать книгу Лукьяненко через Интернет по 30 рублей, то потребителю нет никакого смысла покупать пиратский диск с этой книгой за 100 рублей. Есть технологии, выбивающие из под пиратства саму основу. Кроме того нужна жесткость в отношении соответствующих сайтов, являющихся разносчиками контрафакта. Но основная проблема в том, что в обществе нет понимания того, что контрафакт — это плохо. Обыватель убежден, что у богатых авторов не убудет, если мы пару раз попользуемся их собственностью.

— Вот Вы говорите: общество, люди, а что же государство совсем не озабочено тем, что миллионы рублей проходят мимо налогов?
— Государство озабочено тем, что пиратство приобрело неимоверные масштабы. И тот вопрос, который вы задаете, мы депутаты обращаем к министерствам внутренних дел, связи, культуры, ко всем структурам, которые ответственны за это и могут оказать какое-то содействие. Министерство связи может найти технологическое решение, оно проводит политику в сфере информатизации нашей страны. Большую роль в этом должны играть и правоохранительные органы.

— Но пока правоохранительные органы ведут себя так, как будто это не их вопрос. Каким образом государство может ужесточить меры по отношению к производителям и реализаторам контрафактной продукции и устранить коррупцию внутри МВД?
— У меня есть официальный ответ от Министра внутренних дел о количестве возбужденных уголовных дел по этой статье и о количестве административных правонарушений, которые были выявлены. Мы видим, что время от времени проводятся разные акции, когда уничтожаются десятки тысяч контрафактных произведений.

— Однако в пяти шагах от ваших ворот на Тверской стоит ларек с пиратскими дисками. И он никуда не девается, не взирая ни на какие акции. И то о чем регулярно рапортует МВД, меня как представителя киноиндустрии, абсолютно не устраивает. Статья 146 УК РФ «Нарушение авторских и смежных прав» на практике не работает.
— Что значит не работает? Предусмотрена уголовная ответственность. Ничто не мешает с точки зрения закона эту норму применять. А вот дальше вопрос правоприменительной практики. Мы 146-ю статью Уголовного кодекса изменили. Сейчас за распространение контрафакта полагается до 6 лет лишения свободы. Я постоянно веду переписку с правоохранительными органами на тему нарушения авторских прав.  Это действительно не простой вопрос, но с точки зрения  практики применения законодательства сейчас нет предложений о том, как изменить закон, чтобы он стал еще более эффективным. Закон позволяет принять все необходимые меры. А вот общество наше эти меры не принимает. И у нас масса вопросов к правоохранительной системе. Ясно, что у контрафактной деятельности есть экономическая основа, поэтому на Ваши вопросы должны отвечать сотрудники правоохранительных органов. Мы, честно говоря, уже потеряли надежду на то, что эту ситуацию возможно как-то изменить.

— Вот уже много лет ведется разговор о проекте развития электронных кинотеатров в малых городах. На каком этапе этот проект находится в данный момент?
— В настоящее время разрабатывается тема цифровых кинотеатров как партийный проект. Мы проводили изучение этого вопроса в ряде городов нашей страны. Смотрели, есть ли у нас компании, способные произвести необходимое оборудование для малых городов такого же высокого качества как и для мегаполисов, но не такое дорогое. Нашли. Нам необходимо еще более 1000 кинозалов в малых городах, чтобы как минимум еще 30% зрителей получили доступ к киноновинкам. Для нас это принципиально. Потому что мы должны сохранить наше единое культурное пространство. Культура должна распространяться равномерно на территории всей страны. А цифровой кинотеатр – это более легкий доступ к кино. Чем интересен просмотр любого фильма – обменом мнений. И это очень важно для людей. Кроме того цифровой кинотеатр позволяет смотреть не только художественные фильмы, но и позволяет заказать просмотр спектакля, футбольного матча, а также старого фильма, который находится в архивах. Это другие технологические возможности для общения. Поэтому для нас важно создать такие условия, которые позволили бы в полной мере реализовать принцип государственно-частного партнерства. Эта программа сложна тем, что мы предлагаем не просто вложить в этот проект бюджетные деньги, а хотим создать систему, при которой туда придут частные инвестиции. А вот условия – инфраструктурные, политические должны создать мы: государство, общественность, политики.

— Будет ли государство вкладывать деньги в этот проект, или же оно рассчитывает лишь на щедрость частных инвесторов?
— Программа предусматривает вложение государственных средств, но в основном в технологические возможности. Потому что вкладывать средства в само здание и оборудование могут и частные лица. А желающие инвестировать эту сферу есть.

— А сколько, по Вашему, должен стоить билет в таком кинотеатре, чтобы поход в кино был доступен жителю российской глубинки? Ведь вы прекрасно понимаете, что если государство не будет регулировать этот вопрос, владельцы станут заламывать рыночные цены и для большинства жителей малых городов и поселений поход в кино так и останется недостижимой мечтой.
— Да, цена будет рыночная. Эта цена сложится из того, как будут выстроены бизнес, прокатная политика. Но я общаюсь со своими избирателями в Оренбургской области. Жители западного Оренбуржья порой готовы ехать за 200 км в Самару, которая ближе, чем сам Оренбург, чтобы посмотреть кино.

— Ну, раз в год они могут себе это позволить, а мы то говорим о том, чтобы вернуть народу привычку ходить в кино регулярно по выходным. Вы же понимаете, что для этого хотя бы на первых порах необходима помощь государства в виде субсидирования кинотеатров, чтобы те в свою очередь могли выстраивать более гибкую ценовую политику, дабы максимальное количество жителей в провинции могли интегрировать в культурное пространство. Люди в провинции живут очень бедно.
— По идее создание такой системы цифровых кинотеатров должно привести к созданию условий для регулярного посещения кинотеатров максимальным числом жителей. Но государство не будет контролировать стоимость билетов, потому что это сугубо рыночный механизм. Сегодня в Москве в зависимости от района, класса кинозала и времени сеанса стоимость билетов колеблется от 70 до 1000 р. Кинотеатры будут частными, но политику мы  будем проводить государственную в интересах людей. Мы находимся на этапе начального  инвестирования, а  на этом этапе невозможно снижать цены на билеты, так как требуются деньги на развитие.

— А в чем тогда будет заключаться государственная политика, столь необходимая для частного бизнеса?
— Бизнесмен, вкладывая деньги в кинотеатр, должен быть уверен в том, что это не на один день, что это политика государства на много лет вперед. Что муниципалитеты завтра с ним не расторгнут договор. В этом случае государство выступает неким гарантом бизнеса.

— Будет ли частный капитал, вкладывающий деньги в строительство и развитие цифровых кинотеатров на селе поощряться какими-то налоговыми льготами?
— Сейчас трудно сказать. Если кинематографическим сообществом будут сформулированы практические предложения – мы будем их рассматривать. Но на самом деле и сейчас, несмотря на кризис, строительство кинозалов продолжается, бизнес развивается. В этом смысле попытка государства направить его в средние и малые города – как раз может быть сейчас очень успешной.

Беседу вела Мария Безрук
фото предоставлено пресс-службой ГД

    Print       Email
  • Наши опросы

    Ваше мнение о "Цитадели" Никиты Михалкова

    Посмотреть результаты

    Загрузка ... Загрузка ...

    Как вы оцениваете результаты года для русского кино?

    Посмотреть результаты

    Загрузка ... Загрузка ...

    Какая программа 32-го ММКФ вам понравилась больше всех?

    Посмотреть результаты

    Загрузка ... Загрузка ...

    Какой фильм конкурсной программы фестиваля "Кинотавр" вы считаете лучшим?

    Посмотреть результаты

    Загрузка ... Загрузка ...

    Каково ваше мнение в отношении раскола в Союзе кинематографистов

    Посмотреть результаты

    Загрузка ... Загрузка ...